Главная / Экономика / Малые города: большие проблемы или большие возможности?

Малые города: большие проблемы или большие возможности?

Для властей они порой обуза. А для их жителей пусть малая, но Родина.

По статистике, 70% городов России — это малые города. Ежегодно с 2018 по 2022 г. на поддержку лучших проектов благоустройства в малых городах и исторических поселениях из госбюджета планируется выделять не менее 5 млрд руб. Поможет ли это решить хоть какие-то проблемы?

Вылечить может только работа

Как писал Лев Толстой, «каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Применительно к малым городам всё наоборот: у всех у них одна и та же болевая точка.

На две семьи больше

Каждый год из закрытого военного городка на побережье Баренцева моря ЗАТО Островной (Мурманская обл.) уезжают по программе переселения с Севера три десятка человек. С 1995 г. после сокращения флотилии атомных подводных лодок численность населения уменьшилась более чем в 5 (!) раз. Сегодня здесь живёт около 2 тыс. человек. Молодые ребята, отучившись в вузах, как правило, в Островной уже не возвращаются. Какие-то точки роста городу искать сложно, так как это закрытая территория. Сюда вообще добраться непросто — только морем или на вертолёте.

Весной судно после 14 часов пути из Мурманска не смогло пришвартоваться — единственный причал не выдержал шторма, и пассажиры больше недели жили на борту теплохода. Отремонтировать причал помогли военные.

— За последние четыре года к нам переехали фельдшер с супругой и учитель иностранных языков с дочерью. Приезжают и молодые ребята из пожарной части МЧС, — говорит и. о. главы администрации ЗАТО г. Островной Елена Третьяк.

— Нас привлекли зарплаты с полярными надбавками, — честно признался фельдшер Сергей Колбин, переехавший из Алтайского края. — Меня приглашали в медицинские центры больших городов, но мы решили отправиться на Север. Квалифицированные медработники уезжают туда, где платят достойную зарплату и обеспечивают жильём.

Есть в Пермском крае город Кизел. В конце XVIII в. здесь обнаружили залежи железной руды, вскоре началась её активная добыча. В 1950-е в Прикамье со всей страны съезжались на работу шахтёры и везли с собой семьи. Население городка быстро увеличилось до 60 тыс. человек. Но в 90-е Кизеловский угольный бассейн начал приходить в упадок. Большинство рабочих разъехалось по другим регионам. А те, кто остался (сейчас это чуть более 15 тыс. человек), вынуждены жить и наблюдать, как медленно разрушается некогда цветущий город.

Местные уже привыкли, а вот приехавшие в Кизел впервые долго отходят от шока, увидев, сколько в городе полуразрушенных зданий. Они глядят на людей чёрными заколоченными глазницами. Есть улицы с десятками заброшенных домов.

— Одна из основных наших проблем — отсутствие работы, — говорит первый замглавы администрации Кизеловского муниципального района Юлия Христ. — Люди ездят в соседние Губаху и Березники либо отправляются на север вахтовиками.

В городе работают четыре школы, но выпускники чаще всего уезжают учиться в соседние города. Бывший шахтёрский город выживает за счёт финансовых вливаний края, но не сдаётся. В 2017 г. здесь открыли современный стадион, и сейчас молодёжи есть где провести время с пользой.

Нажмите для увеличения

«Временный» город

«Как-то серо» — так опишет Усть-Кут (север Иркутской обл.) тот, кто впервые сюда попал. Город, вытянутый вдоль реки Лены и окружённый пышной тайгой, и правда местами выглядит так себе: разбитые дороги и тротуары, во дворах нет освещения. В рейтинге «Индекс городов», который в начале августа составили Минстрой РФ и Институт развития в жилищной сфере Дом.рф, Усть-Кут занял предпоследнюю строчку.

Сами устькутяне не считают, что живут в худшем месте страны, тем не менее сетуют: город и правда мог быть посимпатичнее.

Ведь Усть-Кут далеко не самая депрессивная территория. В советские времена он был мощным транспортным узлом, с него началась Байкало-Амурская магистраль, а Осетрово считали самым большим речным портом в СССР. В 90-е порт, как и многие предприятия, начал разваливаться, но сейчас опять действует. Работают и предприятия лесного комплекса, и нефтяная компания, которая запускает ещё и новые газохимические проекты. Открывается довольно много вакансий, только в газохимии их больше 200 (на 42 тыс. населения это приличная цифра). Но молодёжь почему-то часто не может найти работу. Журналист Екатерина Родинова объясняет это так: «В самом Усть-Куте на нужных специалистов не учат. В наших профучилищах помимо действительно востребованных речников готовят продавцов, кондитеров, секретарей, которые в таком количестве здесь не нужны. Требуются-то технари — машинисты, операторы, слесари. Вот молодёжь и уезжает учиться в Иркутск, Новосибирск, Красноярск и чаще всего не возвращается».

Усть-Кут — это город контрастов: шикарная природа вокруг, а сам город блёклый и серый, множество высокооплачиваемых вакансий, но молодёжь не знает, куда себя деть; активно развивается промышленность, а дороги в ухабах. Возможно, происходит так потому, что работать сюда приезжают в основном вахтовики на месяц-два, максимум на полгода. Вот и получается: город перспективный, но «временный», ухаживать по-настоящему за которым вроде как и некому.

Вылезти из ямы

История посёлка Малышево, что в Свердловской обл., началась со строительства Малышевского рудоуправления. Для отработки месторождения изумрудов и бериллов сюда стягивались лучшие специалисты со всего Союза. Для них строили жильё и дома культуры, больницы и школы. В послевоенное время посёлок и шахта превратились в одно из важных звеньев советской ядерной и космической программы — бериллий очень нужен в этих отраслях. Посёлок «закрыли», жить здесь стало престижно — хорошие зарплаты, снабжение магазинов напрямую из Москвы.

Сытная и стабильная жизнь Малышева рухнула с развалом Союза. Начались задержки зарплат шахтёрам, а вместе с ними и забастовки. Рабочие потянулись из посёлка «на большую землю», а предприятием заинтересовались криминальные структуры. Малышево стало центром криминальных разборок и незаконного оборота драгоценных камней. Рудником рвались управлять люди, далёкие от горного дела. Они приходили, при них запасы драгоценных камней таяли, но вкладываться в развитие не хотели. В итоге в 1995 г. шахта полностью прекратила работу. Но если не поддерживать этот сложный инженерный объект — это путь к глобальной техногенной катастрофе. Среди сотрудников рудника нашлись те, кто по ночам разгружал вагоны, а днём приходил на шахту. Эти несколько человек (сейчас они ветераны) следили за откачкой воды, спусковыми механизмами, отведением воздуха, креплениями выработок.

Восстанавливаться предприятие стало только в конце 2000-х. Рудником заинтересовалась госкорпорация Ростех. Было создано обособленное предприятие АО «Калининградский янтарный комбинат». В развитие шахты стали вкладывать средства. Снова началась добыча камней и возобновила работу изумрудоизвлекательная фабрика. «Соответственно и жизнь посёлка стала налаживаться. Сегодня зарплата у шахтёров неплохая — 40 тыс. руб. В посёлок стала возвращаться молодёжь. На улицах много женщин с колясками», — рассказывает главный геолог АО «Мариинский прииск» Олег Пелешко.

Снова пытается «встать на ноги» и Гаврилов-Ям (Ярославская обл.) с населением около 20 тыс. человек. Построено несколько новых микрорайонов, благоустраиваются центр, дороги, многие дома в районе рабочих казарм начала ХХ века расселены. Дом культуры недавно капитально отремонтировали. Несколько лет назад в городе открыли Музей ямщика и Музей купцов Локаловых.

Но за внешней привлекательностью города скрывается множество проблем. На улицах мало молодёжи, город потихонечку вымирает. В чём же дело?

До революции в Гаврилов-Яме было построено одно из крупнейших льноперерабатывающих предприятий России. В советское время его назвали «Заря социализма». Тогда на предприятии работали до 8000 гавриловямцев, здесь выпускались лучшие в стране льняные ткани, которые шли на экспорт во многие страны мира. Однако в начале 2000-х комбинат был признан банкротом. Сейчас там частный технопарк, на базе которого работает несколько малых предприятий. Второе градообразующее предприятие города, машиностроительный завод «Агат», предоставляет места 1800 рабочим. Молодёжи практически невозможно устроиться на хорошо оплачиваемую работу. Вот они и уезжают работать в Ярославль и другие города. Город пытается выживать за счёт туризма. В 2017 г. поток туристов составил 68 тыс. человек. Но пока «прокормить» город туризм не в состоянии — его бюджет на 90% дотационный.

Городец Нижегородской обл. — один из древнейших русских городов на Средней Волге. Богатое прошлое местные жители пытаются превратить в хорошее настоящее. Ставку делают на туризм. Сегодня Городец — единственный из городов Нижегородской области, где создан целый музейный квартал. Кроме стандартного краеведческого здесь есть музеи пряника, добра, детства, самовара, а также город мастеров. Нижегородская митрополия восстанавливает Фёдоровский монастырь и семь храмов. Ежегодно туристический поток в этот маленький город, не входящий пока ни в Золотое кольцо, ни в «Серебряное ожерелье», растёт на 10-15%. Но создание полноценной инфраструктуры для приёма туристов требует больших финансов, которых пока нет.

Почему одни процветают, а другие деградируют?

Почему же одни малые города умирают и люди из них убегают, а другие успешно развиваются?

— В России 1100 городов, и почти 800 из них с численностью до 50 тыс. человек, — рассказывает директор Института регионального развития ВШЭ Ирина Ильина. — Их жители (а это 11% граждан РФ) наиболее остро ощущают на себе все основные наши проблемы: отсутствие хороших дорог и жилья, недостаток рабочих мест, низкие доходы, невозможность получить качественное медобслуживание и образование. Разрыв между уровнем жизни в городах-миллионниках и малых городках не просто большой — он колоссальный. Поэтому молодёжь уезжает учиться в столицы или областные центры и назад, увы, не возвращается.

В последние два года этот миграционный поток немного спал, потому что доходы у людей снизились, но многие, не имеющие пока возможности переехать, всё равно вынашивают такие планы. В поисках работы люди стали заниматься отходничеством — временно уезжать на заработки. В результате на малой родине постоянно проживают в основном старики, дети и женщины. И всё это происходит на фоне высокой смертности. Так что нечего удивляться, что с 1989 г. население малых городов сократилось почти на 10 млн человек.

Где найти идею

Конечно, у каждого города своя история. Подчас смотришь — вроде бы города соседствуют, имеют одинаковые условия, а развиваются по-разному: один нашёл бизнес-идею и процветает, а второй деградирует. Почему? Многое зависит от руководства. Муниципалитеты сегодня не имеют денег, зато у них есть полномочия для организации жизни в городе. Недавно мы пытались запустить проект развития «умного города» в одном из городков центра России, это дало бы ему хороший толчок вперёд. Но как только мэра забрали на повышение, новый глава всё отменил — ему ничего не надо…

Есть масса примеров, когда руководству удалось найти точку роста и вдохнуть в город новую жизнь. Активно развивается Тобольск в Тюменской обл., он становится культурно-историческим центром, туда едут туристы. А Торжок в Тверской обл. — городок с интереснейшей историей и архитектурой — никак не использует своё достояние.

Инициативные города привлекают туристов реальной историей или выдуманными сказочными персонажами, проводят фестивали пирогов, арбузов, рыбы, огурцов, помидоров, лука, мёда. Они не требуют серьёзных вложений, но помогают городу выжить.

Уезжать не хотят

Понятно, что далеко не каждый город может стать туристическим центром. Многие расположены в труднодоступных местах или внешне несильно привлекательны. Им приходится намного труднее. 90 из 800 малых городов находятся в крайне депрессивном состоянии. К примеру, Чапаевск в Самарской обл. Помимо общих для малых городов проблем там плохая экологическая ситуация из-за бывшего производства взрывчатых веществ. Были даже планы переселить людей, но жители сказали: «Нет». Да и вообще все идеи по ликвидации и расселению малых городов с треском проваливаются.

Значит, надо выживать. Развивать бизнес и создавать рабочие места. Только без финансовой поддержки этого не сделать. А помощь государства в последние годы малым городам отсутствует. Есть федеральная программа благоустройства, и это замечательно. Но даже если благоустроить все скверы, при отсутствии работы и зарплаты люди всё равно уедут. Надо развивать экономику, искать новые пути. Некоторые их находят — открывают в малых городах кол-центры, агрегаторы такси, инфосервисы. Для этого нужны современные телекоммуникационые технологии. Интернет должен быть качественным на всей территории страны, и тогда для ряда профессий будет неважно, где человек живёт — в крупном или малом городе. Он сможет работать удалённо. Именно такая тенденция происходит в США и Европе. Численность населения малых городов там начинает увеличиваться. Потому что есть работа и Интернет, а жильё и обслуживание на уровне больших городов. При этом есть все плюсы малого города — экология лучше, на дорогу уходит мало времени, меньше стрессов, отношения между людьми более дружеские. Очень надеюсь, что рано или поздно такая же тенденция начнётся и у нас.

«Продаётся деревня…»

Европа переживает проблемы, сходные с нашими.

В Италии сотни вымерших деревень и городков. Их здесь называют paese fantasma — «страны-призраки». И тысячи заброшенных зданий. Одни опустели ещё века назад и сейчас привлекают только экскурсии любознательных туристов. Другие лишились жителей уже в наше время — живописная идиллия не заменит работу, которую можно найти только в крупных городах. В некоторых местностях люди бросили свои дома из-за землетрясений, оползней, наводнений.

Несколько лет назад на интернет-аукцион Ebay выставили целую деревню в Пьемонте, в 50 км от Турина: 14 домов за 245 тыс. евро.

Дома за символическую цену 1 евро выставляют на продажу коммуны на Сицилии, а в горах Сардинии уже более 100 продано иностранцам. Непременное условие — отреставрировать недвижимость в течение определённого срока, сохранив архитектурный стиль. Также покупатели должны внести залог в размере от 5 тыс. евро. Правда, многие из клюнувших на предложение «дом по цене чашки кофе» в итоге, приехав на место, решают заплатить дороже, но за дом не совсем «убитый». В 2007 г. немецкий туроператор TUI выкупил заброшенное поместье Кастельфальфи в холмах Тосканы — сейчас там 5-звёздочный отель, два поля для гольфа, апартмент-хаусы для туристов.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: