Главная / Общество / Сезон беби-бума. Корреспондент «АиФ» провела день в московском роддоме

Сезон беби-бума. Корреспондент «АиФ» провела день в московском роддоме

Гламурные, естественные, мягкие, натуралистичные, агрессивные. Сегодня женщина может выбрать любой из стилей.

Речь не об одежде, а… о родах. Корреспондент «АиФ» побывала на операции кесарева сечения и убедилась, что за последние несколько лет эта область медицины серьёзно изменилась.

Не теряя крови

У Ольги выбора не было. Плацента полностью перекрыла родовые пути, поэтому единственно возможным вариантом родовспоможения стало кесарево сечение. Операцию делают заранее, на сроке 37 недель, при этом мамы часто теряют много крови. Поэтому госпитализируют их почти за месяц до операции: кровотечение может начаться в любой момент. Раньше некоторый процент женщин и новорождённых в такой ситуации, увы, погибал. Теперь врачи умеют их спасать. Аппарат собирает кровь, фильтрует и возвращает обратно. Экономится время и исключаются риски, связанные с «чужой» кровью. А небольшие сосуды хирурги «запаивают» аргоновой плазмой, что также минимизирует кровопотери.

Несмотря на сложность операции, пациентка была в сознании: заулыбалась, как только извлечённый из маминого живота малыш закричал. «Мама должна видеть и чувствовать, что у неё появился долгожданный малыш, — объясняет врач акушер-гинеколог московского роддома № 25 Тамара Ломидзе. — Надо сразу поцеловать, обнять, приложить к груди. Ранний контакт очень важен».

Папы в помощь

Те, кто рожал лет 10 и больше назад с помощью кесарева сечения, помнят ужасную боль после операции. Встать с постели и кое-как передвигаться можно только через сутки. Теперь и это в прошлом. У Екатерины мальчик родился час назад, тоже с помощью кесарева. Ни боли, ни тяжёлого выхода из наркоза. Даниил родился с идеальным весом 3100 граммов и ростом 51 см. «Страха не было, у меня это вторая операция, я уже знала, чего ожидать, — рассказывает Екатерина. — Первому ребёнку два года и 8 месяцев».

А вот Неринга готовится к выписке уже с третьим малышом. Такие династии рожениц в этом роддоме — привычное дело. Анна родилась здесь сама, здесь родилась её мама, здесь же появился её собственный малыш.

Папы на родах, по словам врачей, тоже стали привычны. Перерезают пуповину, принимают ребёнка, коротают время на шведской стенке, пока мама в латентной стадии родов и расслабляется в ванне. Правда, я ни одного папы в родблоке не нашла. 23-летняя Фатима очень волнуется: первые роды. Она бы и рада — но муж присутствовать при рождении сына категорически отказался.

Как рожать — сегодня не вопрос. Хоть стоя, хоть на мячике, на коврике для йоги. Любые пожелания учтут, особенно если роды платные. Для остальных эти услуги тоже доступны — но только если палата свободна. Практикуется даже «гламурное» кесарево сечение, когда мама сама извлекает малыша из собственного живота. «Было несколько таких пациенток, — рассказывает врач акушер-гинеколог отделения „мягких родов“ Анастасия Белова. — Но женщину перед этим психологически готовят, инструктируют».

Время рожать

Кстати, сейчас у врачей-акушеров горячая пора. В день в роддоме на свет появляются в среднем 15 малышей. В акушерстве есть понятие сезонности — на конец весны и лето приходится большее количество родов. Увеличился и средний возраст рожениц — уже за 30 лет. Бывает, рожают в 50-52 года.

Пока иду с «экскурсией» по роддому, удивляюсь, что в предродовой как-то тихо. «Пациентка от чего кричит в родах? От боли. Но ещё больше от страха. А когда у нас с ней доверительный контакт с первых минут, ей уже спокойнее и не так больно», — говорит Тамара Ломидзе.

Конечно, какими бы ни были профессионалами врачи, беременность не всегда идёт по плану. Некоторые малыши рождаются раньше срока. Таких акушеры называют «торопыжками». В отделении реанимации три таких ребёнка, родившихся на сроках от 32 недель. Кувезы накрыты плотными одеялами — чтобы максимально создать условия, как у мамы в животе. Ведь органы чувств недоношенного ребёнка ещё не совсем сформированы. Пока лежат в своих «гнёздах», малыши, как осьминожки, пытаются хвататься за всё вокруг и вовсю «разговаривают» с мамами.

Фото: / Александр Изотов

К слову, отделение реанимации новорождённых отличается от любой другой реанимации. «Здесь выхаживание идёт не столько высокими технологиями, сколько любовью и трепетным отношением, — говорит завотделением Наталья Дешко. — Как только ребёнок выводится в стабильное состояние, маме сразу разрешают брать его на руки». На языке акушеров это называется «прокенгурить»: мама полулежит в кресле, на груди у неё ребёнок, и они вместе сидят так, сколько смогут. Через 7-10 дней малышей переводят в отделение патологии новорождённых детской больницы, где продолжают выхаживание.

Дети с экстремально низкой массой тела — от 500 граммов — сегодня должны рождаться исключительно в перинатальных центрах. Это связано не с квалификацией персонала, а с тем, что эти дети не должны перевозиться. Транспортировка недоношенного ребёнка — это катастрофа. Даже если к любви и профессионализму врачей приложены высокие технологии и сохранить жизнь и здоровье мамам и малышам становится проще.

«Ситуации во время беременности и родов бывают разные, и они не всегда радужные, — говорит главный врач Первой градской больницы, филиалом которой стал недавно 25-й роддом, Алексей Свет. — Альянс роддомов и женских консультаций с крупными многофункциональными госпиталями позволяет снижать летальность и прочие риски».

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: