Главная / История и Люди / «Я люблю их как родных!». Пенсионерка стала мамой чужим детям

«Я люблю их как родных!». Пенсионерка стала мамой чужим детям

66-летняя Людмила Ларина из села Скала не любит рассказывать, сколько получает за троих приёмных сыновей. Люди завистливы, судачат: «Из-за денег взяла!» Она парирует: «Так что ж вы не берёте? В деревне 2000 жителей, а приёмная мама — я одна…».

Не первый год в Новосибирске проходит акция «Каникулы в семьях горожан». Дети, оставшиеся без попечения родителей, уезжают к чужим дядям и тётям на время. А бывает, остаются у них навсегда. Так произошло пять лет назад с Олежкой — обаятельным, но шебутным блондином. Потом — с Ваней, похожим на Олега, словно они родные братья. А в уходящем году в семью влился Дима — брюнет с глазами-смородинками, едва ли не копия Людмилы Александровны. Для него Новый 2018-й будет первым настоящим праздником. Волшебным. И, как положено, семейным. 

«Хочу у вас остаться»

Мальчишки у Лариной весёлые, добрые, общительные, но каждый с такой трудной судьбой, не дай бог никому! Приёмная мама всё время на связи с психологом.

У Олега родители-пьяницы живы. «Ненавижу её!» — говорил он о родной матери. 

— Помню, читаем книжку, вдруг стук в окно, — вспоминает Людмила Александровна. — Олежка как глянул: «Мамаша приехала!» Вышли на крылечко, он тут же: «Ты зачем приехала?! Тебя в тюрьму надо посадить!» Так кричал — насилу успокоили. В сад не мог ходить. По дороге всё оглядывался: «Вдруг мамаша подъедет, схватит меня и увезёт…» 

Старший Ванюша раннего детства не помнит: «Всё чёрное — и никаких игрушек». Ни дома, ни кровати. Спал, укрываясь фуфайкой. Долго лечился от туберкулёза…

Мать Димы, наркоманку, в апреле этого года нашли в подтаявшем снегу. Диму с сестрой взяли было в одну семью, но вскоре его вернули в сиротское учреждение. От двух «мам» он отказался сам.   

— Я с детьми никогда не сюсюкаю. И Диме сразу сказала: «Знаешь, у меня дома два пацана, приезжай к нам на каникулы!» Он сначала меня никак не называл, «выкал» — я запретила. А вскоре признался: «Хочу у вас остаться»… Я вообще-то о девочке мечтала. После Олега взяла на каникулы Соню и Колю. Но им, цыганятам, семья не нужна. Потом у меня жила татарочка Эмиля. Трудная — не то слово! В первый же вечер ударила меня по лицу. Но за три месяца мы привыкли друг к другу, я стала оформлять документы. И вдруг отказ: у неё нет статуса ребёнка, оставшегося без попечения родителей. Я думала, не переживу…  

«Всё время в долгах»

Судьба самой Людмилы Лариной достойна отдельного рассказа. 45 лет она прожила с мужем, когда-то они приехали в село Скала из Кузбасса. Валерий заработал в шахте силикоз — надо было отпаивать молоком. Завели корову, овец, свиней… А потом у мужа начались проблемы с сердцем — инфаркты, 17 лет на инвалидности… Беда не приходит одна — прыгнув в реку, младший сын сломал позвоночник. Два месяца Людмила Александровна не отходила от Юры. На реабилитацию нужны были немалые деньги — скотину пришлось продать. Сын остался инвалидом. Но руки не опустил — участвует в международных соревнованиях колясочников.

— Сейчас Юре 40, Серёге — 47, внучке — и той уже 29. Когда дети росли, много работала, секретарём парторганизации была. Ни нянь, ни бабушек. Мама моя в 50 лет от рака умерла. А отец сам на себя руки наложил, когда я покалеченному Юре всё время отдавала…

Видимо, что-то недобрала она в молодости с родными детьми. Как многим работающим мамам, не хватало времени просто посидеть с сыновьями, почитать, посмеяться… 

— Когда ребята уехали в Новосибирск, мы остались с мужем вдвоём. Ходили неприкаянные по дому. И вдруг Валера увидел объявление в газете: курсы для приёмных мам. «Иди!» — говорит. И я пошла. Только отучилась — поехали Олежку смотреть. Брали на три месяца, а оставили насовсем. Маленький комочек, он был для нас всё! Меня звал мамой, мужа — дедом… Три года назад Валера умер. Мне тогда очень тяжело было. Олежка успокаивал: «Мам, не плачь, я тебя люблю». А у меня уже мысль зрела: после сороковин поеду за вторым…  

О том, что одинокой бабушке могут не дать ещё одного чужого ребёнка, Ларина не думала. Младший Юра спокойно отнёсся к решению матери. А Сергей не понял: «Мам, тебе что, делать нечего?!» Теперь, конечно, помогает. А у мамы дела, как в Госплане, расписаны. На несколько лет вперёд. Сначала туалет в доме и канализация, потом замена электропроводки и непромерзающая дверь. На очереди — ремонт пола и потолка… Своей энергией она даст фору молодым. Возраста не чувствует, с первым взрослым разрядом по спортивной гимнастике и сейчас на шпагат садится. А на вопрос: «Неужели у вас никогда ничего не болит?» — как-то совсем уж буднично отвечает: «Не обращаю на это внимания». 

— Нервничаю, плачу, а всё равно счастлива. Для меня эти мальчишки родные! Их любовь даёт мне силы. Забота о детях не позволяет расслабляться. Был период: посмотрела в зеркало и чуть не обмерла — старуха!.. Взяла себя в руки — пошла в парикмахерскую, стала делать маски…

Она не просто выкарабкалась — помолодела! В опеке удивляются: у вас, наверное, в паспорте ошибка… Она ходит к ребятам на уроки, чтобы быстрее подтянулись, строит с ними ледянки, занимается огородом. В этом году столько картошки уродилось — часть даже продали.  

— Недавно купила 24 кг говядины, 12 кг сала. Круглую сумму отдала за уголь и дрова. А газ в дом провести не могу — нет лишних 50 тыс. руб. Всё время в долгах. Сейчас три кредита на мне.

К слову, за троих приёмных детей Людмила Александровна получает 33 тыс. руб. (Алиментов ни за кого нет.) «Мамино» вознаграждение — 11 тыс. руб. за первого и по 2 тыс. руб. — за остальных. Пенсия — 9500 руб., ещё 400 руб. Ларина получает как ветеран труда, отработав больше 40 лет.  

Для деревни вроде неплохие деньги. Но скотины-то нет… 

— На себя почти не трачу. Ем мало. Всю прошлую зиму проходила в осенних сапогах, сейчас купила тёплые — за 1500 руб. Берегу. 

На многом приходится экономить. За более дешёвыми продуктами мама ездит в райцентр, а на проезд у неё 50-процентная скидка. 

— На Новый год хочу купить лыжи — будем вместе кататься, — шепчет Ларина. — На четверых надо 16 тыс. руб. Но я отложила… Бывает, разрешу им купить сладостей — они и мне шоколадку принесут. Первый весенний цветочек в роще — тоже маме. Знаете… Когда три сорванца говорят: «Мама, ты самая красивая! Мы тебя так любим!», и жить хочется, и проблемы отступают на задний план. Хотя и нелегко, чего уж там…   

Она учит их заступаться друг за друга, любить и понимать, что они — одна семья. Даже утром перед школой мальчишки сами накрывают на стол и моют посуду. Дежурят по очереди. Соревнуются, кто лучше. У них всё есть — телефоны, планшеты, велосипеды. Но они читают книги. Моют полы и чистят крыльцо. Сами стирают своё бельё и носки. А после бани обливаются холодной водой. Или ныряют в сугроб. 

— Нервы, конечно, нужны железные. Особенно когда обманывают. Или чужое приносят: то резинку, то карандаш… И ругаю, и посреди комнаты ставлю в наказание — чтобы подумали над своим поступком. Ну а как по-другому? Я ведь их очень люблю! И ни разу не пожалела, что взяла.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: